В утренней тишине профессорской квартиры раздался щелчок английского замка. Эмма Львовна, с утра поджидавшая мужа из заграничной командировки, вышла в прихожую.

Профессор аккуратно поставил дорожный саквояж на плетеное кресло, запустил руку за лацкан модного серого пальто цвета «антрацит», сшитого лучшим портным столицы, извлек и поставил на пол нечто. Виновато пожал плечами и извиняющимся тоном сказал: «Вот, подарили зарубежные коллеги. Совершенно невозможно было отказаться.»

Нечто, оказавшееся очаровательным черненьким щенком таксы, сделало несколько шагов на коротеньких кривеньких ножках, присело, оставило за собой лужицу на паркете и жизнерадостно проковыляло по коридору в направлении кухни.

«Нечто» оказалось таксой-девочкой, имело царственное происхождение и родословную, восходящую к высочайшему колену. Ей полагалось придумать кличку на «И», после клички шла длинная приставка из нескольких слов на английском языке. Щенка нарекли Изабеллой. По-семейному – Белла. Профессор, подшучивая над женой, называл любимицу «Изя».

Эмма Львовна следила за здоровьем собаки не менее зорко, чем за здоровьем мужа: лично терла салаты из моркови и ежедневно готовила домашний творожок.

Бэлла с достоинством несла звание «профессорской собаки». Когда профессор делал пробежку и зарядку в парке возле дома, Бэлла с удовольствием его сопровождала, заливистым лаем отгоняя «чужаков», осмелившихся зайти на «ее» территорию.

Когда другие собаки лаяли и гонялись за котами, Эмма Львовна говорила Бэлле: «Посмотри, какая невоспитанная собака.» Если же Бэлла облаивала белку на дереве или пыталась вырыть крота из кротовой норки, Эмма Львовна значительно изрекала: “Бэлла — от рабочих родителей, у нее прекрасные охотничьи качества.”

Эмма Львовна со всей ответственностью отнеслась к выставочной карьере Изабеллы. В те времена таксы выставлялись на выставке охотничьих собак.

На выставке появление Эммы Львовны произвело фурор. Когда ведущий гаркнул в мегафон: “Сука Изабелла!”- Эмма Львовна выплыла в центр ринга в струящемся светлом брючном костюме, на каблуках, с безупречной прической и неизменно горделивой осанкой.
Воцарилась тишина и все присутствующие повернули головы, ведь такое явление великосветской дамы среди охотников встретишь не часто.

Бэлла получила оценку «Отлично» и заняла первое место — от именитых предков она унаследовала правильные гены. Бэлла еще не раз становилась лучшей собакой в ринге, в своей породе и даже на выставке.

Когда пришла пора выдавать Бэллу замуж, Эмма Львовна всерьез озаботилась этим вопросом. Подходящий жених нашелся только за границей. Из местных кандидатов в женихи хозяйка не одобрила ни одну кандидатуру. Стоит ли говорить, что в заграничную поездку к заморскому принцу Эмма возила собаку лично.

Когда пришел срок, у Бэллы появились шесть прелестных черненьких щеночков. В книге Эмма Львовна вычитала, что малышей в возрасте нескольких дней от роду нужно показать ветеринару.

Специалист должен оценить, хватает ли им материнского молока, нет ли пупочной грыжи, прибылых пальцев, волчьей пасти (список возможных патологий в книге был внушительный, и хозяйка порядком разволновалась, читая про все эти ужасы). Эмма Львовна представляла процедуру первого визита к ветеринару так же, как первый визит новорожденного человеческого младенца к педиатру: детей взвесят, измеряют, дадут рекомендации по рациону кормящей матери-собаки, по срокам введения первого прикорма малышам и так далее.
В те времена частных ветклиник еще не было, да и о частных ветврачах тогда тоже еще не слыхали. Даже в столице были только районные государственные ветлечебницы, по одной на район, так что перебирать ветеринарами не приходилось. Эмма Львовна сложила малышей в корзинку и отправилась в районную ветлечебницу на осмотр.

В предбанник вышел ветврач. Здоровенный мрачноватый детина с рыжей небритой щетиной и в несвежем халате.

— Что у вас?
Эмма Львовна гордо откинула покрывальце с корзинки:
— Щенки, сегодня им ровно трое суток.

Доктор взял корзинку, зашел в кабинет и буркнул через плечо:
— Ожидайте.

Эмма Львовна шагнула за доктором, но девушка в халате закрыла перед ней дверь и сказала : «Подождите здесь».
Время шло, доктор не появлялся. Эмма Львовна начала беспокоиться, почему детей так долго осматривают, с ними что-то не так?

Наконец в предбанник вышел доктор, вручил даме корзинку с отчаянно пищащими щенками и гордо сообщил: «Все, купировали* мы хвосты вашим доберманам, можете забирать. Придете в три месяца – мы им еще и уши обрежем.»

*Примечание. Купировать хвост — значит обрезать хвост. В те времена, о которых идет речь, купированию хвостов подвергались в обязательном порядке щенки ротвейлеров, доберманов, шнауцеров, терьеров в трехдневном возрасте. А маленькие черненькие щенки таксы очень похожи на маленьких черненьких щенков добермана, только размером поменьше.

P.S. Хорошо, что нынче хвосты щенкам уже не купируют.

Семь раз отмерь…

About The Author
-

А вы не робот? - Пройдите капчу! *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>